Все статьи номера
Не прочитано
7
Компания
Интервью

Чем ближе к земле, тем больше понимаешь специфику задач и как их разрешить

Екатерина Лобачева, директор по правовым вопросам X5 Retail Group

Беседовала Мария Ивакина, Главный редактор Фотографии Николая Покровского

Екатерина, в Вашем департаменте работает около 200 юристов. Расскажите, как распределена работа.

О себе

Присоединилась к команде Х5 Retail Group в 2016 году. До прихода в Х5 на протяжении более пяти лет занимала руководящие должности в ООО «ЕвразХолдинг». За период работы реализовала ряд масштабных проектов в части корпоративной структуры и М&А сделок, оптимизации и автоматизации процессов. До этого работала в таких крупных компаниях, как ОАО «МДМ Банк» и Инвестиционный строительный холдинг.

Наше подразделение — дирекция по правовым вопросам. В нее глобально входят три больших блока: правовая поддержка, комплаенс и документооборот.

Юристы работают в трех функциональных направлениях. Это сопровождение текущей деятельности компании, работа с международным правом и проектами, а также все, что касается корпоративного права.

У нашей компании три торговые сети: «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель». Юристы «Пятерочки» выделены в отдельное подразделение, а юристы «Перекрестка» и «Карусели» — в другое, оно у нас называется правовое сопровождение больших форматов. То есть в правовой поддержке текущей деятельности два подразделения: одно — сопровождение «Пятерочки» и другое — сопровождение больших форматов.

Зачем делить юристов между торговыми сетями?

Из-за разного формата бизнеса. «Пятерочка» — это мелкие объекты с очень широкой региональной разветвленностью. А большие форматы — «Перекресток» и «Карусель» — это другой формат объектов недвижимости, то есть это крупные торговые объекты. Кроме того, есть распределительные центры, их стройка, ввод в эксплуатацию и дальнейшее сопровождение.

Мы сейчас представлены практически во всех регионах России, кроме Дальнего Востока. Частично юристы сосредоточены в Москве, а часть подразделений находится в региональных офисах.

Каждый сотрудник офиса обязан день поработать в магазине

Как контролируете юристов в регионах?

Мы на связи 24 часа в сутки, у нас есть плановые ВКС-совещания, когда все регионы на связи. Кроме этого мы в любой момент можем включиться вне графика.

Все юристы работают по одним методикам, стандартам и принципам. У нас единые типовые формы договоров, подходы к решению тех или иных стандартных задач. Если задача возникает нестандартная, то мы коллективно принимаем решение. Когда эта нестандартная ситуация повторяется, мы можем перевести ее в стандартную, то есть выработать единый алгоритм действий.

Я достаточно часто езжу в регионы, и коллеги приезжают сюда, если есть какие-то вопросы. В некоторых вопросах мы учимся у наших региональных коллег, потому что, чем ближе ты к земле, тем больше понимаешь специфику задач и как их разрешить.

Чему научили Вас региональные юристы?

Например, по вопросам, связанным с проверками госорганов в магазинах. Я чисто теоретически представляю, как это происходит, на что обращают внимание представители госорганов, какие вопросы задают, какие могут быть спорные ситуации, как идет оформление акта. Во всех этих вопросах мои региональные коллеги собаку съели.

А по вопросам недвижимости обходитесь внутренними силами?

О компании

X5 Retail Group — ведущая продуктовая розничная компания России. X5 управляет более 15 000 магазинов торговых сетей «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель», расположенных в 65 регионах России. Под управлением компании на 31 марта 2019 года также находились 41 распределительный центр и 3837 собственных грузовых автомобилей на территории Российской Федерации. X5 является одним из крупнейших работодателей России — численность персонала насчитывает свыше 275 тыс. человек.

Я считаю, что у юристов X5 Retail Group блестящая компетенция по работе с объектами недвижимости. Мы про них знаем все: как покупать, как строить, реконструировать. Решаем каждый день любые вопросы с объектами от их рождения до продажи.

Давайте поговорим про судебную работу.

Она занимает очень большой объем. В прошлом году у нас процессов в суммарном выражении было в среднем на 2 млрд рублей. Средняя нагрузка юриста в московском офисе — около 30–40 текущих процессов.

В московском офисе есть отдел, который занимается только судебной работой. Обязательно есть судебные отделы в регионах, у них пониже нагрузка, и более узконаправленная специализация: они обжалуют проверки госорганов, участвуют в трудовых спорах и спорах с локальными поставщиками. В Москве собирается основная часть наиболее сложных и глобальных процессов.

Какие самые частые споры?

Они коррелируются с самыми проблемными отраслями нашего бизнеса. А это необязательность подрядчиков. Мы много строим, делаем реконструкций, а так как строительный бизнес в России не очень стабилен, большая часть нашей судебной работы — споры с подрядчиками: некачественное выполнение работ, нарушение сроков, несданные объекты в принципе.

Еще большой блок судов — с госорганами по результатам проверок. В 2018 году у нас была результативность 84 процента и соответственно 16 процентов проигрышей. Практически все отрицательные результаты проверок мы обжалуем.

Если говорить о конкретном деле, какое можете выделить?

Здесь каждое судебное дело интересное. Недавно был спор с антимонопольным органом. В соответствии с законом о торговле компания в муниципалитете не может занимать более 25 процентов доли от розничного товарооборота. Компании запрещено арендовать или совершать сделки, направленные на приобретение дополнительной площади в момент, когда доля превысила 25 процентов.

Как определить, что доля достигла 25 процентов? Это делает Росстат. Он публикует данные в конце апреля, а запрет наложен на период в том году, в котором доля превышена. То есть с 1 января по 30 апреля мы не знаем, превысили долю или нет, и должны сами принять решение, открываем ли магазины. Мы это называем серой зоной, причем она длится четыре месяца. Но мы не можем это время сидеть и ждать, когда Росстат посчитает долю.

Вы открывали магазины до того, как опубликуют долю от товарооборота?

Да, мы исходили из того, что, пока эту долю не посчитали и она не превышена, мы не обязаны накладывать на себя никаких дополнительных ограничений.

Но московское УФАС заняло противоположную позицию. УФАС обратилось с иском о закрытии тех объектов, которые были открыты в период с января по апрель. Мы прошли все инстанции. Первую выиграли, апелляция и кассация приняли сторону УФАС, и только Верховный суд подтвердил нашу позицию, что, пока ничем нам запрет не установлен, мы не обязаны его сами на себя накладывать. То есть сделки с января по апрель легитимны.

Во всех инстанциях мы показывали, что эта серая зона не выгодна никому. Ведь арендодатель — субъект малого предпринимательства, он приобрел нежилое помещение и хочет получать прибыль, плюс это рабочие места в маленьком муниципалитете. Мы же открываемся не только в крупных городах, но и в деревнях, селах, районных центрах, где в принципе открытие «Пятерочки» — это хорошо, потому что «Пятерочка» дает доступ жителям к широкому ассортименту качественных продуктов по доступным ценам. И таких споров у нас много.

40
судебных процессов в год — средняя нагрузка на судебного юриста в московском офисе

Слышала, что Ваши юристы работают в магазине.

У нас есть проект «Х5-ница». Он стартует с конца ноября и длится весь декабрь. Это разгар высокого сезона: люди массово идут в магазин с радостным намерением купить все для Нового года. Нагрузка на магазин в это время в среднем возрастает в два раза, и, естественно, персонала не хватает. Каждый сотрудник офиса обязан день поработать в магазине.

Вы тоже были у прилавка?

Я работала в «Пятерочке», «Перекрестке», «Карусели» и даже один раз была на работе в распределительном центре. В «Перекрестке» мне дали стенд с колбасными изделиями. Я должна была весь день следить за тем, чтобы на этом стенде всегда был товар, порядок и ценники соответствовали товарам.

Как это происходит?

Берешь тележку, идешь в подсобное помещение, где стоят холодильники, складываешь все в тележку, везешь в торговый зал и дальше выкладываешь исходя из того, чтобы весь ассортиментный ряд был представлен на полке. Потом подходят покупатели, что-то взяли, переложили, и буквально через полчаса все на полках не на своих местах, товара уже не хватает. И ты начинаешь это все делать заново.

Чаще всего у одного сотрудника магазина это целый отдел, например, тот же самый колбасный, молочный, бакалея. В течение всего дня ты должен поддерживать полную выкладку товара на полки и полный порядок. Физически это очень тяжело, устаешь гораздо больше, чем в офисе.

Но зато за счет такой «практики» ты хорошо понимаешь, во-первых, процессы в магазине, во-вторых, интенсивность труда, в-третьих, нагрузку на персонал. У нас у всех есть вопросы с персоналом: с текучкой, трудовыми спорами. И, например, когда мы рассматриваем дисциплинарный спор, то все, кто когда-то был в магазине, физически ощущают, что происходило на месте, как это было и почему это вот так.

Хобби

Увлекаюсь большим теннисом, фигурным катанием

Как такой опыт влияет на решения внутри компании?

Я вам рассказала про работу в колбасном отделе. Это работа в холодильнике, поэтому должны быть перчатки, жилетка, спецодежда, которая позволяет не простудиться. То есть если ты просто пришел в шерстяной кофте, то на следующий день на работу не выйдешь. А это значит, что у кого-то будет двойная смена. У нас много жалоб сотрудников по поводу переработок, и, после того, как сам поработаешь в магазине, ты к этим жалобам уже по-другому относишься.

Или, например, когда рассматриваешь вопрос о закупке перчаток на тендерном комитете, то уже знаешь, какие перчатки нужны, чтобы не порезаться о пластиковые упаковки, и примерно представляешь, в каких можешь ценник наклеить, а в каких нет. Здесь много вопросов, которые потом учитываешь при принятии решения. И это важно для людей. А девиз нашей компании: «Важен каждый».