Все статьи номера
Не прочитано
2
Чиновники
Интервью

У проверяющих есть ружье, а за патронами они приходят в компанию

Елена Юлова, адвокат МКА «Юлова и партнеры»

Беседовала Мария Ивакина, Главный редактор Фотографии Николая Покровского

Елена, Вы много лет ведете налоговые дела. Что изменилось в последнее время?

Налоговых уголовных дел стало значительно меньше. Когда их расследовала полиция, то таких дел было очень много. У оперативников был план по налоговым преступлениям: они должны были принести с территории либо деньги в качестве оплаты недоимки, либо «палки» о раскрытии преступления. Поэтому оперативники массово выходили «на территорию», проводили фиктивные и настоящие проверки. Я вела много налоговых дел, и они все были, как под копирку. Это был реальный беспредел.

Сейчас не так?

После того как государство передало функции возбуждения уголовных дел в следственный комитет, ситуация изменилась. В следственных комитетах налоговыми преступлениями занимается меньше сотрудников, а предприниматели выучились и ушли от безумных схем.

О себе

Адвокат с 1993 года. Любимая область практики — налоговые и экономические преступления, защита от рейдерских захватов, семейные, наследственные, земельные, договорные споры, вопросы защиты права собственности

Зато сейчас налоговые инспекции стали более пристрастными. Они видят преступление там, где его нет. Однако, если у компании не было цели не платить налоги, это всегда можно доказать. И хотя говорят, что суды встают на сторону налоговой, я так не могу сказать: у нас достаточно положительных решений в арбитражах.

На каком этапе чаще всего к вам приходят клиенты?

Я работаю юристом с 1983 года, и у меня сложившаяся клиентура, с которой мы сотрудничаем много лет. Работникам, управляющим и владельцам этих предприятий известно, например, что если приходит запрос из следственного комитета, полиции, то его копию сразу присылают мне, и мы обсуждаем алгоритм действий в данном случае. Новые клиенты попадают на разных стадиях: от первых запросов и до судебных дел.

Почему в этом случае нельзя «решать проблемы по мере их поступления»?

Потому что здесь часто срабатывает «эффект гаишника».

Гаишника?

Бывает, что сотрудник ДПС кого-то останавливает и начинает искать, за что бы оштрафовать водителя. В этом случае, если требовать соблюдения всех прав и процедур, сотрудник быстро отступает. Так и с полицией на доследственной стадии: если компанию только прощупывают, устанавливают, есть ли нарушения и где, часто помогает быстрая реакция.

Чем обоснованнее защищается предприятие с самого начала, тем более теряют к нему интерес в полиции, если не усматривают очевидного схематоза и чернухи.

Когда в компанию могут прийти без предварительного запроса информации?

В компанию приходят в двух случаях. Во-первых, когда против нее собираются проводить расследование. Во-вторых, если уже проводят расследование против ее контрагента.

Если это дело против компании, то предварительно направляют запросы, вызывают работников для дачи объяснений. Либо в компании проходит налоговая проверка, в которой участвуют сотрудники УБЭП.

Когда собирают доказательства для дела в отношении сторонних лиц, например в отношении контрагента, компания об этом узнает, только когда к ней приходят в офис с осмотром помещений или для обыска (выемки).

Однажды руководитель банка — моего клиента съела флешку в ходе обыска

Обсудим внезапный обыск подробнее. Что делать юристу в этой ситуации?

Для начала попросите удостоверение пришедших. Они обычно его быстро открывают и закрывают. Надо очень спокойно попросить показать удостоверение и переписать данные, чтобы понять, кто пришел в компанию.

Второй шаг — ознакомьтесь с документом, на основании которого проводится осмотр помещения или обыск (выемка). При осмотре в доследственной проверке — это постановление руководителя оперативного подразделения. Если уголовное дело уже возбуждено, то это постановление следователя о проведении обыска (выемки) в этом помещении.

Насколько оно подробное?

Как правило, описательная часть постановления совпадает с фабулой постановления о возбуждении уголовного дела, и в постановлении на осмотр помещения приводятся определенные факты. Поэтому у этих документов есть особая ценность, ведь из них можно понять, о чем идет речь, и сориентироваться в способах защиты.

Копию этого документа вручают директору?

Правоохранители не обязаны оставить эти документы или дать их скопировать. Они обязаны только их предъявить представителю компании для ознакомления. Поэтому, если документы не дадут скопировать или сфотографировать, их содержание лучше переписать. Тогда адвокату будет понятно, по какому поводу пришли в компанию.

О компании

МКА «Юлова и партнеры» создана в 2009 году. Коллегия специализируется на судебных спорах, сопровождении сделок, консультировании по вопросам текущей деятельности, защите на всех стадиях уголовного процесса и в банкротстве

Юристу необходимо встретить проверяющих доброжелательно, с уважением к их работе, создать конструктивную рабочую атмосферу. Когда это удается, то оперативное или следственное мероприятие проходит без эксцессов, оригиналы или копии изымаемых документов остаются в компании.

Важно помнить, что лица, которые проводят осмотр или обыск (выемку), вправе забрать все документы в оригиналах, а также компьютеры и сервера. Здесь надо прийти к соглашению, что работники компании подготовят копии всех необходимых документов, а оригиналы оставят себе. Либо отдадут оригиналы, а себе оставят копии. Это существенно для адвоката: ведь он должен видеть ровно то, что изъято.

И если работники компании начнут оказывать сопротивление, есть риск изъятия компьютеров и документации без копирования.

У меня в практике был случай, когда при обыске работник клиента закатил истерику, начал кричать на «человека в маске», требовать, чтобы он снял маску, представился и предъявил удостоверение. В результате его «положили лицом в пол». В офисе из-за этого создалась очень напряженная обстановка, мы еле удержали ситуацию в конструктивных рамках.

Что делать, пока едет адвокат?

Пригласите старшего в группе в переговорную, предложите ему и группе чай и кофе. Обозначьте: «Мы все понимаем, знаем ваши и свои права и обязанности, все сделаем, чтобы было всем комфортно, насколько это возможно в данной ситуации. Быстро подберем все, что вам нужно, но вы дайте нам возможность скопировать…». И, как правило, это удается.

Когда приезжает адвокат со своей командой, он уже профессионально контролирует соблюдение закона в ходе мероприятия, следит за тем, что и как происходит. Фиксирует, как, где и что искали, изымали, следит, чтобы у проводящих осмотр или обыск не было общения с работниками наедине, опросов или допросов без адвокатов.

Во время обыска часто допрашивают работников?

В ходе указанных мероприятий правоохранители любят беседовать и опрашивать прямо в офисе, «с пылу с жару». Люди в шоке, для них факт осмотра или обыска уже стресс. Работники не понимают последствий происходящего, склонны строить прогнозы: закроется компания, директора посадят, они потеряют работу. Поэтому часто говорят много лишнего, неверно интерпретируют те или иные факты и обстоятельства. И здесь очень важен адвокат, который может согласовать время опроса или допроса так, чтобы можно было спокойно к нему подготовиться.

А если договориться не получилось?

Давайте тогда обозначим, что бывают опрос и допрос. До возбуждения уголовного дела — опрос. Вызываемый в этом случае обязан явиться по вызову, но не обязан давать показания. А когда вызывают на допрос по уголовному делу в качестве свидетеля, то работник обязан явиться и дать показания. За отказ от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность.

Хобби

Несколько раз в год участвую в яхтенных походах и регатах — для меня это полная перезагрузка. Могу выйти в море в составе команды или посадить в лодку всю семью. Еще я цветочница: люблю выращивать на даче цветы и травы для чая

В обоих случаях у работника компании есть право на юридическую помощь, что выражается в даче объяснений или показаний в присутствии адвоката. Поэтому вызванный всегда может отказаться давать объяснения или показания, если нет адвоката. Но когда ситуация горяча, ему предоставят для оказания юридической помощи адвоката по назначению. Тогда надо знать, что у любого есть право давать пояснения в присутствии избранного им адвоката, а не того, которого ему пригласили правоохранители.

Бывает, что Вы советуете отказаться от показаний даже в Вашем присутствии?

Как я говорила, от дачи объяснений мы вправе отказаться, в принципе, без объяснения причин. А от дачи показаний на допросе только со ссылкой на статью 51 Конституции, имея право не свидетельствовать против себя и своих близких.

Я не сторонник отказа давать показания. Всегда говорю, что у проверяющих есть ружье, а за патронами они приходят в компанию. Естественно, чтобы «расстрелять». Патроны — это документы, опросы, показания. Когда мы отказываемся от дачи показаний, то даем эти патроны, оставляя действующей по умолчанию их версию событий.

Молчание на доследственной проверке на руку обвинению: зачем проверять нашу версию событий и обстоятельств, если есть своя, обвиняющая? Кроме того, без опроса основных фигурантов дело не будет возбуждено. И поэтому обвинение часто предлагает отказаться от показаний по статье 51 Конституции.

В результате, когда принимается решение о том, возбуждать уголовное дело или нет, есть лишь одна точка зрения. Ну, а прекратить необоснованно возбужденное дело уже в разы сложнее, чем отстаивать свои интересы до этого. Но если вы изложили свои доводы и аргументы, они обоснованны и подтверждаются документами, иными доказательствами, то надуманная, необоснованная позиция обвинения рушится.

Как еще юристу проинструктировать работников на случай обыска?

Им надо объяснить, чтобы не паниковали, относились к обыскивающим с уважением, они это очень ценят. С другой стороны, они выполняют свою работу, и к этому также надо относиться с пониманием. Понятно, что среди оперативных сотрудников бывают агрессивные люди, запугивающие и оказывающие психологическое давление. Но им всегда можно спокойно объяснить, что вы с уважением относитесь к их работе, соответственно, ждете уважительного отношения и к себе. А также то, что не надо пугать и оказывать давление на работников, они ведь не преступники.

Обыск заканчивается протоколом. Какие замечания в него включить?

Если рядом нет адвоката, то по окончании мероприятия в конце протокола надо записать все, что, по мнению работников, было неправильным. А уж адвокат решит, использовать это или нет, является то или иное действие незаконным. Главное, чтобы все было зафиксировано.

Какие нарушения встречаются чаще всего?

45
процентов — в стольких случаях при осмотре и обыске допускаются процессуальные нарушения

Проводящие осмотр помещения или обыск обязательно делают это в присутствии понятых и представителя компании. Когда происходит: «О, нашли!», надо зафиксировать, в присутствии кого нашли, заходил ли ранее в это помещение нашедший.

Кроме этого проверить, все ли изымаемое опечатано, описано. И сгружаются ли документы коробками или каждый вписан в протокол, а также был ли проведен личный досмотр. Некорректное, грубое поведение, небрежное отношение к чужому имуществу — тоже нарушение. Пусть оно не повлияет на существо дела, но незамеченным руководством оперативных сотрудников не останется.

Личный досмотр запрещен?

В целом его проводить нельзя в отношении всех подряд в офисе, но по факту это возможно. Оперативник может составить рапорт, что у него есть основания подозревать работника в том, что он спрятал нечто важное для дела у себя в карманах, на теле, скрыл доказательства в сумке. Если отказаться предъявить к досмотру личные вещи и если подозрения будут сильны, сумку все равно досмотрят. И взломают любые двери, вскроют любой сейф, если в этом есть необходимость.

Однажды руководитель банка — моего клиента съела флешку в ходе обыска на глазах оперативников и собровцев. Ее отвезли в больницу, пытались сделать гастроскопию. Врач этого не разрешил. В результате в ходе обыска офис был разгромлен, вплоть до унитазов. Я перед допросом, когда ее вернули из больницы, спросила, стоило ли оно того. Она ответила, что стоило. И этот случай — пример того, что после оказания противодействия свой офис не узнаете. Но, с другой стороны, каждый сам может определить цену — офис или информация на флешке.

Если представители правоохранительных органов раскидывают документы по офису — это тоже нарушение?

Это способ психологического давления. Еще они любят использовать черный юмор. Это тоже давление, и факты его оказания надо фиксировать. Чтобы пресечь такое поведение, надо спокойно объяснить старшему в группе, что укажете все случаи в замечаниях к протоколу.

Что им за это будет?

Если указать это в протоколе, подать жалобу, то, скорее всего, получите обычную отписку. Я ее называю, исходя из содержания, «сам дурак». Но точно руководство их не погладит по голове.