Все статьи номера
Не прочитано
2
Что нового
Судебная практика

В договор цессии можно включить оплату в процентах от взысканной суммы

Суть: цессионарий и цедент вправе отказаться от условия о твердой цене в договоре об уступке прав.

Компания по договору цессии получила право требовать неустойку. За переданное право цеденту полагалось 70 процентов суммы неустойки, которую компания взыщет с должника.

Цессионарий направил претензию должнику, в которой просил оплатить неустойку. Поскольку должник не ответил, компания обратилась с иском в суд.

В ходе разбирательства должник указал, что условие договора цессии об оплате в процентах от взысканной суммы незаконно. Суд округа согласился с этим доводом и указал, что это условие о гонораре успеха, поскольку оплата переуступленного права по основному договору поставлена в зависимость от результата рассмотрения спора в арбитражном суде. Кассация решила, что первая и вторая инстанции не оценили добросовестность истца.

Верховный суд не согласился с доводами кассации. Коллегия по экономическим спорам признала законным условие, что цену по договору цессии можно оформить как процент от взысканной суммы. Вывод суда округа о спорном условии не подтверждает, что цессионарий недобросовестный. Тем более Пленум Верховного суда ранее допускал уступку для целей взыскания с условием, что цессионарий уплатит цеденту часть взысканных денежных средств. Должник же не указал, чем соглашение об уступке нарушает его права, одной лишь ссылки на недобросовестность цессионария недостаточно.

Коллегия по экономическим спорам фактически признала, что цессионарий и цедент вправе договориться о цене в виде процента от взысканной по основному договору суммы. Условие договора уступки об инкассо-цессии не противоречит закону. Стороны включают его в договор по той причине, что в результате взыскания неустойки суд может определить иной ее размер. Уже от этой суммы цессионарий передаст цеденту согласованную часть в процентном соотношении.

Источник: определение ВС от 24.12.2018 по делу № А65-31593/2017

Цена в договоре уступки в виде
процента — не гонорар успеха

ИФНС не должна исключать из ЕГРЮЛ общество, которое участвует в спорах

Компания подала иск о взыскании долга. Во время разбирательства ИФНС исключила ответчика из ЕГРЮЛ. Истец об этом узнал, когда получил решение суда и исполнительный лист. Он решил оспорить действия инспекции.

Кассация не поддержала истца и указала, что ИФНС правомерно исключила компанию из ЕГРЮЛ. Тем более никто не подал заявление с возражениями об исключении. Верховный суд решил иначе. У кредитора не было оснований предполагать, что должника собираются исключить из ЕГРЮЛ. На момент исключения компания активно участвовала в судебном разбирательстве.

Источник: определение ВС от 26.12.2018 по делу № А28-730/2017

Кредитор вправе взыскать с поручителя должника-банкрота проценты по статье 395 ГК

Кредитор взыскивал с поручителя должника сумму задолженности и проценты по статье 395 ГК. Проценты начислил за период, когда шла процедура наблюдения и внешнего управления должника. Две инстанции поддержали истца. Кассация решила, что проценты не входят в объем ответственности поручителя, ведь договор поручительства их не предусматривал.

Верховный суд не поддержал кассацию. Кредитор начислял проценты за то, что именно должник, а не поручитель не исполнял свои обязательства по погашению долга. В обычной ситуации поручитель отвечает за штрафы и неустойки. Поэтому при банкротстве должника он должен выплатить проценты, только не те, которые указаны в договоре с должником, но которые начисляются по ключевой ставке ЦБ, то есть мораторные. В данном споре кредитор начислял проценты по статье 395 ГК, значит, фактически взыскивал мораторные.

Источник: определение ВС от 10.12.2018 по делу № А40-134515/2017

Налоговая проведет выемку, если компания систематически не представляет документы

ИФНС проводила выездную проверку в компании. Проверяющие обнаружили, что налогоплательщик систематически не исполнял требование инспекции о представлении документов и информации. Кроме того, инспекторы установили, что компания хотела уничтожить, сокрыть, заменить подлинники документов. В аналитических регистрах, которые все же получила ИФНС, не было достаточно информации. Из-за этих причин налоговая инспекция не могла проверить правильность расчета базы по налогу на прибыль. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что выемка документов была законной

Источник: определение ВС от 10.12.2018 по делу № А19-20216/2017