Все статьи номера
Не прочитано
5
Личное
Интервью

Стратегически инхаусу лучше перейти в крупную компанию и там уже делать карьеру

Дмитрий Прокофьев, глава рекрутинговой компании «Нортон Кейн».

Беседовала Мария Ивакина, Главный редактор Фотографии Николая Покровского

Дмитрий, Вы занимаетесь наймом юристов в крупные компании и консалтинг. Скажите, как изменился спрос за последние пять лет?

Прежде всего изменилась структура вакансий. Речь идет в первую очередь об их количестве: рынок откатился примерно в 2002–2003 годы, то есть предложений стало значительно меньше. В каких-то сферах они сузились до минимума, например в сферах рынка капитала, глобальных международных проектов и финансах.

В меньшей степени это коснулось предложений на текущее сопровождение деятельности компании: рутины либо вопросов, которые носят временный характер. Недавно, например, можно было наблюдать всплеск интереса к налоговым юристам. Это было связано с тем, что изменилось законодательство, появились КИКи, началось возвращение капитала и налоговая оптимизация. После всплеска спроса сейчас этот интерес постепенно сошел на нет.

Если говорить о более четком тренде, который прослеживается уже на протяжении последних пяти лет, то здесь наиболее популярное и востребованное — судебное направление.

О компании

Компания «Нортон Кейн» специализируется на поиске юристов для компаний, банков и юридических фирм.

Судебники нужны по общим вопросам или только по банкротству?

В отношении банкротства предполагалось, что будет всплеск именно его, что этих позиций будет больше на рынке и ценность таких специалистов возрастет, но этого не случилось.

Российские суды, коммерческие споры — вот это направление в большей степени востребовано. Компаниям нужны хорошие судебные юристы.

Из нового появился интерес к узкоспециализированному уголовному праву. Если раньше это была прерогатива частных адвокатов, то сейчас уголовным правом занимаются большие и серьезные юридические фирмы.

Вы ничего не сказали про корпоративщиков и договорников. Они больше не востребованы?

Раньше все хотели корпоративщика с английским языком, чтобы он делал сделки. За последние пять лет рост падал, хотя в этом году есть небольшое усиление спроса. В основном корпоративные юристы нужны в банки и фонды, которые проводят сделки. Опять же, временный это тренд или нет, пока не понятно, но тем не менее опять пошло больше заказов именно на M&A юристов.

Юристы по договорной работе востребованы в большей степени в производственных либо FMCG компаниях. Здесь также наметилась следующая тенденция: нередко хотят человека с очень узким направлением, допустим, юриста не просто по недвижимости, а по вопросам прокладки коммуникаций — вот такая совсем недавно была вакансия. Либо, например, юрист по интеллектуальной собственности, но, опять же, в узком сегменте, например работе с персональными данными.

Еще одна общая тенденция — количество кандидатов в отличие от вакансий стало гораздо больше. Сейчас, конечно, можно говорить о том, что у нас рынок работодателя.

О себе

Глава компании «Нортон Кейн», Executive search эксперт, карьерный консультант. У меня более чем 15-летний опыт по поиску партнеров, советников и старших юристов для международных и российских юридических фирм, а также руководителей юридических подразделений для российских и международных компаний в различных секторах экономики.

Как изменились требования к юристам?

К юристам на средних позициях требования не поменялись. Другое дело — руководители юридических департаментов. Есть традиционные условия найма, например знание права, управленческие навыки, наличие стратегического мышления. Кроме того, компании теперь добавляют большее количество интервью и встреч, когда человек должен пройти несколько собеседований с ключевыми фигурами, чтобы сложился некий идеальный образ кандидата, устраивающего абсолютно всех.

Например, в «Яндексе» кандидаты проходят много собеседований. Другие компании проводят разные дополнительные проверки. Кроме проверки рекомендаций стало модным проводить ассесмент тестирования, в том числе оценку по HOGAN assessment systems. Я сталкивался с ситуацией, когда компания уже была готова сделать предложение, но после того, как она получила результаты по Хоган, предложение отозвали.

В небольших и средних компаниях стало популярно подготовить задание — за определенное время написать документ по правовой теме. Плюс различного рода тесты, английский язык, логические задачки, даже математические встречаются.

Если смотреть на зарплаты, какое направление сейчас самое высокооплачиваемое?

По-прежнему самым высокооплачиваемым остается корпоративное направление — сделки по слиянию и поглощению. Юрист среднего уровня в средней компании получает примерно 170–250 тысяч рублей, в крупной компании — 250–350 тысяч рублей в месяц.

На втором месте судебное направление. Здесь зарплаты на 20–30 процентов ниже, то есть примерно 200 тысяч рублей будет получать судебный юрист с опытом работы от четырех лет, а старший юрист — 250–300 тысяч рублей.

Третье место у договорной работы, налогов, комплаенса, недвижимости, интеллектуальной собственности. Здесь зарплаты 150–200 тысяч рублей.

А кто меньше всех получает?

250
тысяч рублей зарплата старшего судебного юриста

Это то, что называется 100 тысяч рублей. Сюда можно отнести абсолютно все специализации. Дело в том, что это определенный сегмент компаний, которых достаточно много на рынке. Вы можете их увидеть на Нeadhunter.ru. Эти компании в принципе не готовы платить больше 100 тысяч рублей за работу у них.

Поговорим о карьерном росте. Какие шансы у инхауса стать начальником юротдела без смены компании?

За последнее время участились переходы путем внутреннего перемещения, продвижения своих юристов на руководящие позиции. Например, компании «Ростелеком», «Вымпелком», «ВТБ Капитал», «X-5 ритейл групп», «Дикси», «Северсталь» промотировали внутренних кандидатов на такие позиции.

Внутренние перемещения, как правило, происходят, когда нет новых масштабных задач и компаниям достаточно человека, который работал уже внутри. Нового юриста возьмут, если есть новые задачи и они не видят, что внутренний кандидат с этим может справиться.

Например, в «Яндексе» долго рассматривали изнутри и, отсмотрев весь рынок, наняли тем не менее внешнего кандидата. Другие наиболее заметные топ-переходы последнего времени: в Сити Банке, Тинькофф банке, Агентстве Ипотечного Жилищного Кредитования (АИЖК), РФПИ — здесь тоже пришли новые люди.

Если начальник юротдела уже есть, то можно, конечно, ждать, пока он уйдет, и тогда появится возможность для карьерного продвижения. Но если он не собирается уходить, его позиция в компании устойчивая, тогда очевидно, что единственный вариант для продвижения — переход в другую компанию. Исключение — если это крупный холдинг, где есть возможность перейти на руководящую позицию в рамках структуры компании.

Текущий тренд — это фокус на горизонтальную карьеру, на работу над улучшением своих компетенций, своей профессиональной сферы, ее углубление и расширение, чтобы оставаться конкурентоспособным на рынке.

Для карьерного роста лично я мог бы посоветовать переходить в крупные компании даже, возможно, на аналогичную позицию, но где есть потенциальная возможность для роста и развития. Стратегически инхаусу лучше перейти в крупную структуру и там уже пытаться выстраивать карьеру.

Какие компетенции стоит развивать, чтобы можно было продвинуться?

Здесь есть некая ловушка в том плане, что на руководящую позицию необходим руководящий опыт, поэтому это, как правило, требование незыблемое. Здесь можно только развивать в себе навыки проектной работы, управления другими людьми, по возможности участвовать в крупных проектах.

Раньше консалтинг как пылесос всасывал лучшие умы юристов

Как часто инхаусы уходят в консалтинг?

До 2009 года консалтинг как пылесос высасывал все лучшие юридические умы с рынка к себе, и тогда было гораздо больше возможностей для того, чтобы перейти из инхауса в консалтинг, требования снижались бесконечно. Такие переходы были популярны.

Теперь ситуация изменилась. Юрфирмы мало берут людей вообще в принципе и еще меньше заинтересованы в том, чтобы брать инхаусов, хотя такое тоже случается. В основном это, конечно, касается российских фирм. Их становится все больше и больше, зарплаты там меньше, чем в международном консалтинге, ну и требования отличаются. Поэтому туда более реалистично попасть из инхауса.

Не о работе

Зимой катаюсь на беговых лыжах. Люблю современную литературу и электронную музыку — это отлично разгружает мозги. Мое новое профессиональные хобби — карьерное консультирование. В текущем рынке это становится особенно актуальным.

Сейчас международные фирмы фактически превратились в некий закрытый клуб, который «законсервировался», и там происходит мало движений.

В основном переходят из-за зарплаты?

Раньше уходили в консалтинг из-за зарплаты и карьеры. Сейчас зарплаты примерно одинаковые, поэтому мотивация перехода скорее связана с тем, что юристам кажется, что в консалтинге у них будет более насыщенная жизнь и интересная практика, а также возможности для развития.

Что посоветуете юристам для планирования карьеры?

Сейчас время в целом горизонтальной карьеры — больше возможностей для продвижения внутри компании, чем на рынке. Надо понимать, в каких компаниях такие возможности есть, в каких нет. В крупных холдинговых компаниях это возможно, особенно если там есть программа развития персонала. Туда и надо стремиться.

И наоборот, если компания небольшая или средняя, то шансов гораздо меньше. Здесь действует общее правило — нужен человек, который был бы надежным и предсказуемым, выполнял свою работу и стабильно работал в этой должности. Для кого-то это подходит, для кого-то нет. Если есть карьерные амбиции, то их нужно реализовывать в другом месте.