Все статьи номера
Не прочитано
4
Процесс

У должника есть дебиторская задолженность. Поможет ли ее арест взыскать долг

В настоящее время такие методы принудительного исполнения, как арест дебиторской задолженности и наложение взыскания на нее, приобретают популярность. Но из-за того, что эта тема сложна и зачастую законодательно не урегулирована, возникает много вопросов, которые приходится разрешать только на практике. Перед тем как начать рассматривать некоторые из них, нужно разобраться, в чем разница между арестом дебиторской задолженности и наложением взыскания на нее. Арест дебиторской задолженности — это объявление запрета должнику и кредитору изменять или прекращать правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность, а также уступать права требования третьим лицам (п. 1 ст. 83 Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — ФЗ об исполнительном производстве). Тогда как обращение взыскания на дебиторскую задолженность — это переход к взыскателю права должника получить дебиторскую задолженность в размере долга перед взыскателем, но не более объема долга, который существовал на день обращения взыскания, и на тех же условиях (п. 1 ст. 76 ФЗ об исполнительном производстве).


Обязанность дебитора погасить долг в адрес взыскателя возникает только с момента вынесения постановления об обращении взыскания на дебиторскую задолженность.

По каждому из указанных действий пристав должен вынести соответствующее постановление. При аресте дебиторской задолженности пристав дополнительно составляет акт с перечнем документов, которые подтверждают ее наличие. При необходимости эти документы изымаются и передаются на хранение приставам. В течение дня с момента вынесения постановления или акта их копию направляют дебитору и сторонам исполнительного производства (ст. 83 ФЗ об исполнительном производстве). Зачастую пристав не может составить акт об аресте, так как нет всех подтверждающих документов, но выносит постановление об аресте задолженности в качестве обеспечительной меры.

Лаврухина Анна: Тонкости работы с судебными приставами

Можно ли арестовать задолженность, которая превышает размер требования по исполнительному производству


Ситуация осложняется тем, что на момент осуществления ареста не предусмотрено проведение независимой оценки, что неудивительно, так как это занимает время, а арест — быстрая обеспечительная мера.

По общему правилу арест должен быть соразмерен объему требований взыскателя (п. 2 ст. 69 ФЗ об исполнительном производстве). Поэтому суды нередко признают незаконным арест дебиторской задолженности, которая существенно превышает размер требования взыскателя. Так, кассация отменила судебные акты первой и апелляционной инстанций и признала незаконным наложение ареста на дебиторские задолженности в размере 932 млн рублей и в размере 1 млрд рублей из-за несоразмерности требований на сумму 516 млн рублей (постановление АС Северо-Западного округа от 16.08.16 по делу № А56-82495/2015). Однако это спорная позиция, и практика показывает, что в качестве обеспечительной меры арест может накладываться и на имущество, стоимость которого существенно превышает размер требований взыскателя. Каждый случай индивидуален, а значит, иногда неправильно сравнивать размер дебиторской задолженности и размер долгового обязательства. Например, стоимость дебиторской задолженности по результатам независимой оценки может быть существенно ниже ее размера по документам. Поэтому при определении соразмерности следует исходить из платежеспособности дебитора и общей ликвидности задолженности (возможно, она имеет обеспечение).

При оценке соразмерности нужно учитывать разъяснения, которые дал Пленум Верховного суда РФ. Например, арест несоразмерен, если стоимость арестованного имущества значительно превышает размер задолженности по исполнительному документу при наличии другого имущества, на которое может быть обращено взыскание. В то же время такой арест допустим, если должник не предоставил приставу сведения о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или у должника отсутствует иное имущество, оно неликвидно или малоликвидно (п. 41 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.15 № 50).

Если заинтересованное лицо уверено, что несоразмерность налицо или арестованного имущества вообще нет, то нужно обращаться в суд с требованием признать постановление пристава незаконным. При доказывании несоразмерности не только сравнивайте размеры задолженности, но и представьте заключение эксперта.

Нередки случаи, когда после ареста дебиторской задолженности или наложения на нее взыскания выясняется, что незадолго до этого она была уступлена или погашена, в том числе путем зачета.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Фабула дела: цессионарий (истец) обратился в суд с требованием признать недействительным постановление об обращении взыскания на дебиторскую задолженность должника, которая возникла на основании договора цессии, по причине ее отсутствия. В качестве доказательства оплаты представили копии векселя, акта приема-передачи векселя, акта сверки. Однако, несмотря на соответствующее требование, в суд первой инстанции оригинал векселя не представили.

Позиция суда: суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований. Апелляция оставила решение первой инстанции в силе и указала, что, учитывая обстоятельства представления оригинала векселя апелляционному суду (приложен к апелляционной жалобе, в последней заявлено о приобщении его к материалам дела), суд усматривает признаки того, что истец составил данный вексель, чтобы исключить обращение взыскания на его дебиторскую задолженность и получить соответствующие основания требовать в суде признания незаконным оспариваемого постановления пристава.

Реквизиты документа: постановление Десятого ААС от 01.11.16 № А41-7326/16.

Какие права приобретает взыскатель после наложения взыскания на дебиторскую задолженность

После ареста дебиторской задолженности следует наложение взыскания на нее, которое состоит в переходе к взыскателю прав должника (ст. 76 ФЗ об исполнительном производстве).

Nota bene!

Для удовлетворения требования о взыскании убытков с дебитора нужно, чтобы были соблюдены следующие условия: 1) дебитор должен быть уведомлен об аресте дебиторской задолженности; 2) дебитор должен погасить задолженность в адрес нового кредитора путем перечисления денежных средств; 3) у должника должно отсутствовать иное имущество, из которого может быть погашен долг.

Закон предусматривает два способа наложения взыскания на дебиторскую задолженность:

1) если взыскатель согласен, то дебитор перечисляет дебиторскую задолженность на депозитный счет подразделения судебных приставов;

2) если взыскатель против либо если дебитор не перечислил деньги на депозитный счет подразделения судебных приставов, то дебиторская задолженность продается с торгов (п. 2 ст. 76 ФЗ об исполнительном производстве).

Важно отметить, что в отличии от ареста наложить взыскание на дебиторскую задолженность можно только в размере задолженности взыскателя. То есть, если взыскатель выбрал первый способ, то дебитор должен перечислить на счет приставов не всю свою задолженность, а только сумму в пределах размера требований взыскателя. Обращение взыскания на дебиторскую задолженность не снимает запреты, которые были наложены ее арестом, но добавляет обязанность дебитора платить на счет пристава при первом способе или содействовать в проведении торгов, например представить все необходимые документы, во втором случае.

При этом можно дать различную правовую оценку норме о том, что обращение взыскания состоит в переходе к взыскателю прав должника. Есть мнение, что переход прав должника на получение дебиторской задолженности можно расценивать как случай перехода права, принадлежащего кредитору (должнику по исполнительному производству), другому лицу (взыскателю) на основании закона, то есть уступка требования по пункту 1 статьи 382 ГК РФ. Такую позицию озвучили на заседании Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа 21.11.14 (Протокол № 8, вопрос 2).


Штраф для юридических лиц составит в таком случае от 50 до 100 тыс. рублей (п. 3 ст. 17.14 КоАП РФ).

Однако эту позицию можно оспорить. Одним из главных доводов будет то, что такой цессионарий-взыскатель не приобретает полный объем прав нового кредитора и не может, например, обратиться в суд и взыскать такую задолженность в принудительном порядке. Единственный рычаг понудить дебитора выплатить задолженность — штраф за неисполнение постановления пристава.

Кроме того, способ взыскания задолженности путем ее продажи с торгов и получение взыскателем денежных средств от такой продажи далек от аналогии с тем, как кредитор реализует права требования приобретенного долга. В связи с этим правильнее расценивать формулировку «переход прав должника» просто как способ получения денежных средств, которые находятся у третьих лиц, но подлежат выплате должнику.

В использовании цессионного подхода был бы один существенный плюс. В этом случае заключенные должником после вынесения постановления о наложении взыскания договоры уступки не приводили бы к переходу третьим лицам прав требования к дебитору, так как к моменту заключения договора задолженность должнику уже не принадлежала бы (права уже перешли к взыскателю). Однако сейчас такое последствие не наступает.

Каковы последствия уступки арестованной дебиторской задолженности

Несмотря на запрет, уступка арестованной дебиторской задолженности или прекращение обязательства зачетом часто практикуются должниками и дебиторами. В этом случае необходимо понимать последствия таких сделок. По закону ничтожными будут сделки, которые совершены с нарушением запрета распоряжаться имуществом, если этот запрет вытекает из закона (например, при банкротстве). В остальных случаях сделка, которая нарушает запрет, наложенный в судебном или ином установленном законом порядке, не будет ничтожна, но ее заключение не препятствует реализации прав взыскателя, за исключением случаев, когда приобретатель имущества не знал или не должен был знать о запрете (ст. 174.1 ГК РФ). Соответственно, если нарушить запрет, который наложили в рамках исполнительного производства, это не приведет к недействительности сделки.

Например, если должник отчуждает третьему лицу квартиру, на которую накладывается взыскание, это не препятствует в дальнейшем наложить на нее взыскание, то есть продать квартиру с торгов и передать вырученные деньги в счет оплаты долга. У третьего лица останется право требовать убытки по заключенному договору с должником.


Такое же разъяснение дал и Верховный суд. Он указал, что по смыслу пункта 2 статьи 174.1 ГК РФ сделка, совершенная в нарушение запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного судом или судебным приставом-исполнителем, в том числе в целях возможного обращения взыскания на такое имущество, является действительной (п. 94 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25).

Если речь идет о дебиторской задолженности, то ее уступка не препятствует требовать от дебитора выплатить долг на счет пристава. Однако, как указывалось выше, заставить исполнять постановление пристава практически невозможно, и, как правило, договор цессии заключают, чтобы быстро погасить задолженность и лишить взыскателя денег. И в этом случае взыскателю остается только один вариант — взыскивать убытки с такого дебитора. При этом важно отметить, что правоприменители неоднократно пытались признавать договоры уступки недействительными по статье 168 ГК РФ. Однако суды обоснованно отказывали в таком требовании, поскольку статья 168 ГК РФ применяется, если из закона не следует, что применению подлежат иные последствия, не связанные с недействительностью сделки. Как раз такие последствия предусмотрены пунктом 2 статьи 174.1 ГК РФ.

Так, взыскатель подал иск о признании недействительными договоров уступки прав требований должником и взыскании убытков с дебитора. Суды всех инстанций отказали в признании сделок недействительными, но взыскали убытки со ссылкой на статьи 15 и 1068 ГК РФ. Суды пояснили, что противоправность действия ответчика (дебитора) заключается в том, что он нарушил требования постановления пристава об исполнении обязанности погасить задолженность на счет пристава (то есть нарушил статьи 6 и 76 ФЗ об исполнительном производстве), а это в свою очередь привело к причинению вреда взыскателю (постановление АС Дальневосточного округа от 03.02.16 по делу № А73-5123/2015).

Можно ли погашать арестованную дебиторскую задолженность зачетом

При погашении дебиторской задолженности зачетом споры возникают в основном в случае, если у должника несколько взыскателей и пристав возбудил сводное исполнительное производство. С одной стороны, если исходить из запрета прекращать правоотношения, можно утверждать, что дебиторскую задолженность между должником и дебитором зачитывать нельзя. Соответственно, ни суд, ни судебный пристав-исполнитель ни самостоятельно, ни по заявлению стороны не проведут зачет встречных требований.

С другой стороны, ни из одного закона напрямую не вытекает запрет зачета после ареста задолженности в рамках исполнительного производства (в отличие от прямой нормы в законодательстве о банкротстве). Поэтому если зачет арестованной задолженности проведут стороны гражданско-правовых отношений, то есть должник и дебитор, это:

1) не приведет к недействительности зачета;

2) лишит возможности требовать от дебитора исполнения постановления пристава;

3) лишит взыскателя возможности требовать убытки с такого дебитора (поскольку живых денежных средств, которые могли бы пойти на погашение задолженности взыскателя, не было).

Представляется, что такие последствия объективны и правильны. Во-первых, постановление пристава не должно иметь такой силы, какой имеет закон о банкротстве, который действительно запрещает проведение зачетов с момента введения наблюдения. Во-вторых, дебитор, который оказался еще и кредитором, но не имеет просуженной задолженности, не должен быть лишен права на зачет, на который скорее всего он и рассчитывал, не обращаясь с иском к должнику в суд.

В то же время в случае зачета дебитор может быть привлечен к ответственности по пункту 3 статьи 17.14 КоАП РФ. Подобная практика уже сформировалась.


Пока у судов нет точного решения проблемы коллизии между правом на зачет, которое есть у стороны договора, и индивидуально-правовым актом пристава.

Так, компании (истцу) отказали во всех инстанциях в признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности по статье 17.14 ГК РФ. По мнению истца, право пристава производить зачет встречных однородных требований, которые подтверждены исполнительными документами, не исключает возможность для лица, которое не было стороной в исполнительном производстве, делать заявление о зачете к должнику в исполнительном производстве. Суды отказали в удовлетворении требования и посчитали, что зачеты, которые произвел истец и должник, привели к приоритетному внеочередному погашению задолженности перед заявителем, хотя для этого есть законные ограничения. Верховный суд оставил в силе судебные акты по делу, но не закрепил в своем постановлении приведенный выше вывод суда. Он просто указал, что несогласие заявителя с толкованием судебными инстанциями норм КоАП РФ и законодательства, которое подлежит применению в деле, не свидетельствует о том, что судами допущены существенные нарушения положений названного кодекса, не позволившие всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело (постановление ВС РФ от 15.02.16 по делу № А31-6662/2015).