Все статьи номера
Не прочитано
7
Управление департаментом

Самые сложные случаи в юридической практике

 


Алексей Вакуленко,

к. ю. н., директор по правовым вопросам группы компаний Auriant Mining AB


Павел Осташкин,

начальник юридического отдела компании «Эльдорадо»


Алексей Кучин,

к. ю. н., заместитель генерального директора по правовым вопросам и корпоративному управлению группы компаний «Сибирская Аграрная Группа»

Самый запоминающийся случай или дело, которое заставило Вас не спать ночами

Самая серьезная проблема на сегодняшний день — практика доначисления налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на сверхнормативные технологические потери, образуемые при процессе извлечения золота. У нас сейчас в производстве такое дело.Я стараюсь не допускать таких ситуаций, когда нужно не спать ночами. А интересные случаи встречаются: это судебные процессы или нестандартные проекты с партнерами. Например, казанский антимонопольный кейс. Это уже публичная история.Несколько лет назад у нас был крупный проект по итогам расстроившейся сделки по приобретению предприятия в Алтайском крае. Там и судебные споры были, и обращения в правоохранительные органы. Но задержаться допоздна юристам пришлось из-за постановления пристава о наложении ареста на денежные средства компании. Вот тогда несколько сотрудников фактически ночью писали жалобу.

Почему возникла такая проблема? Причиной послужили пробелы в законодательстве или что-то другое?

Государственная политика направлена на увеличение собираемости налогов. Суды стали определять фактические потери по итогам каждого налогового периода независимо от специфики технологического процесса извлечения золота. Повлияло на это постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.13 № 8090/2013. Эту позицию в последующем поддержал и Верховный суд.Это было крупнейшее антимонопольное дело на рынке электроники, в нем участвовали все крупнейшие ретейлеры. Нас обвиняли в ценовом сговоре, и всем грозил оборотный штраф. В качестве причины я бы назвал «молодость» российского «антитраста». Органам ФАС нужно откуда-то брать опыт работы, и как раз тогда появилось решение ВАС РФ о возможности доказывания согласованных действий через их объективированный результат. И этот подход казанское УФАС попыталось применить к нашему делу.Все проекты, которые отнимали у нас много сил, в том числе и моральных, были связаны с конфликтными ситуациями, недобросовестными действиями и сугубо формальным подходом правоприменителя. Последнее считаю основным злом нашей правовой системы. Формула «если в законе прямо не записано, то право не работает» — это просто дикость какая-то.

Кто Вам помогал решать эту проблему? Если над вопросом трудился весь департамент, то как проходил рабочий процесс?

Позицию вырабатывал правовой департамент совместно с внешними налоговыми консультантами. Мы изучаем судебную практику, техническую отчетную документацию об утверждении и расчете фактических потерь при извлечении золота. Совместно с бухгалтерией приводим доводы необоснованности расчетов налоговиков.Работали собственными силами с привлечением консультантов. Было много заседаний по делу. Интересно, что по этому делу впервые в истории таких споров участвовали С. Авдашева, А. Шаститко и В. Новиков — в одном процессе, в один день вся антимонопольная интеллектуальная мощь страны собралась в маленькой судейской комнате в Казани.Если говорить про разрешение сложных конфликтов, то вовлеченными с нашей стороны в его разрешение оказываются не только юристы управляющей компании, но и юристы на местах. Часто требуется выстраивание коммуникаций и с другими службами (служба безопасности, PR-служба, бухгалтерия).

Как разрешился вопрос?

Наш спор ещё не решился, мы продолжаем судится в первой инстанции. Но вот в последнем споре ЗАО «Рудник Апрелково» налоговые органы пошли дальше приведённых выше позиций ВАС РФ и ВС РФ, признали фактическими потерями золото в руде в отношении которой не завершился весь комплекс технологических операций по его извлечению по завершению налогового периода и доначислили НДПИ более 165 млн. руб. Первая и вторая судебные инстанции поддержали позицию налогового органа (постановление 4ААС от 11.05.2016 по делу № А78-3803/2015). Для всей золотодобывающей отрасли такая практика грозит прекращением производства и банкротством многих компаний, что, в частности,  подтвердила Nord Gold в чью группу входит ЗАО «Рудник Апрелково».

Дело закончилось положительно для бизнеса. Мы отменили во всех инстанциях спорное постановление ФАС. Решения по делу № А65-7241/2012 опубликованы в КАД Арбитр.Алтайская история закончилась для нас хорошо, нам удалось отстоять интересы компании и даже приобрести часть интересовавших нас активов, к тому же по более привлекательной цене. А противник прекратил свое существование по завершении процедуры банкротства.